Вёрсты. О путешествиях и достопримечательностях

Ксения Жигалова: История детского хирурга свердловской ОКБ №1, ставшего лучшим в России

Заведующий детской кардиохирургией Свердловской областной клинической больницы №1 Константин Казанцев – один из самых талантливых хирургов на Урале. На его счету – сотни операций, большая часть из них была проведена на открытом сердце.

Константин Казанцев недавно приехал из Москвы – там по итогам 2018 года проходило награждение победителей Всероссийского конкурса врачей. Всего в нем участвовали более 650 врачей со всей страны. Константин Борисович вошел в тройку победителей в номинации «Лучший хирург». Уральского врача наградил главный хирург и эндоскопист Минздрава Амиран Ревишвили.

На счету Константина Казанцева – сотни операций. Большая часть из них была проведена на открытом сердце. Всего в год в отделении сердечно-сосудистой кардиохирургии проводится порядка 400 операций на сердце среди новорожденных и детей до 18 лет. Самому маленькому пациенту, которого оперировал хирург, было 10 часов от роду. Новорожденных с серьезными пороками сердца в области оперирует только Константин Казанцев, – пишет Е1.

константин казанцев

Фото: Артем Устюжанин/E1.RU

В 2015 году хирург оказался в центре внимания всех городских СМИ. Следственный комитет обвинил его в причинении тяжкого вреда здоровью 15-летней пациентки – во время операции у девочки остановилось сердце. Казанцев применил дефибриллятор, неожиданно вспыхнуло операционное белье, из-за чего — так и не было установлено. В результате пациентка получила ожоги. В 2017 году суд оправдал хирурга, признав, что благодаря действиям врача девочка осталась жива.

Константин Казанцев поделился с Е1, каково это — оперировать сердце новорожденного, и повлияло ли на него уголовное дело.

Хирург признался: для него в медицине нет ничего красивее, чем кардиохирургия. Он до сих пор помнит свою первую операцию на сердце, на которой он побывал в качестве ассистента. По словам Казанцева, именно в тот день он понял, что хочет заниматься только этим.

«Одним умение работать с сердцем дается от рождения. У других эта способность появляется со временем. А вот третьи не смогут заниматься этим никогда. Сравнить операцию на сердце я могу разве что с музыкой. Представьте: вы включаете, допустим, песню Queen или Radiohead. То, что вы слышите, настолько вас впечатляет, что слезы появляются на глазах. Так вот здесь то же самое», – делится хирург.

По словам Казанцева, кардиохирургическая операция — это музыка, в которой есть своя структура. В качестве примера он привел операцию артериального переключения. Она является одной из самых сложных операций. Одну из них он проводил в 2016 году.

операция на сердце

Фото: Артем Устюжанин/E1.RU

Тогда его пациентом был новорожденный. Ребенку было всего 4 дня, он весил около 3 кг. По словам врача, это тот самый случай, когда без хирургического устранения порок сердца несовместим с жизнью. У ребенка от левого желудочка отходила легочная артерия, а от правого — аорт, хотя все должно быть наоборот. Операция выполняется на остановленном сердце. Кровоток поддерживается с помощью аппарата искусственного кровообращения. Сперва хирург отсекает аорту от правого желудочка и перемещает ее к левому, где ей и положено быть, затем отсекает легочную артерию от левого желудочка и пришивает ее к правому. Также нужно иссечь коронарные артерии из корня аорты и перешить их на новое место. Для примера: у новорожденного ребенка ширина сосудов составляет порядка 1–1,5 мм.

Сама методика операции была разработана в конце 70-х годов, а широкое практическое применение в мире получила в начале 80-х – то есть, до этого времени пациентам с таким пороком сердца не могли помочь, и они умирали в первые дни жизни. На сегодняшний день риск неблагоприятного исхода во время таких операций составляет порядка 5–7%.

По словам Казанцева, работа накладывает свой отпечаток. Поэтому большинство хирургов – эмоционально сдержанные люди.

«Хирург всегда должен быть сдержанным, холодным. У него должен быть ясный ум», – объясняет Константин, – «Если я буду находиться под влиянием эмоций, я просто не смогу оперировать».

Помимо того, что хирург должен уметь оперировать, он еще должен быть и психологом для своих пациентов и их родных:

«Ребенок 4-5 лет — уже осознающий многое человек. Накануне операции он тоже волнуется и переживает, как взрослый пациент. Моя задача — настроить его перед этим событием», – объясняет Казанцев.

Иногда бывает, что успокаивать приходится родителей пациентов. Хирург вспоминает: его самому маленькому пациенту было 10 часов. Он появился на свет в 12 ночи и уже в 8 часов лежал на операционном столе. В 10 утра началась операция. Вселить уверенность в родителей малыша хирургу помог его спокойный настрой. Они чувствовали его уверенность, и она передавалась им.

«Я уверен, что между пациентом, его родителями и врачом должно быть полное доверие, тогда все пройдет хорошо», – поделился хирург.

хирург коснтантин казанцев

Фото: Артем Устюжанин/E1.RU

Что касается смерти пациентов – для врача это всегда тяжело. Как правило, погибают самые тяжелые пациенты с самыми тяжелыми диагнозами, пациенты, которые находятся на грани операбельности. По словам Казанцева, в таких случаях встает вопрос о том, нужно ли вообще проводить операцию. Позиция самого хирурга такова: лучше сделать что-то, чем не делать ничего, даже если шансы минимальны.

«Я до последнего не верю в неблагополучный результат и делаю все, чтобы помочь ребенку, но если это все-таки происходит, и пациент погибает, то погибает часть меня», – признается Константин.

На вопрос, возникало ли у него когда-либо желание все бросить и уйти, хирург отвечает:

«Никогда не возникало. Но если у врача появляются такие мысли, то это значит, что ему нечего делать в операционной – нужно все бросать и уходить».

Когда на Казанцева завели уголовное дело, он продолжал оперировать. Утром он мог находиться на операции, зная, что днем должен явиться на судебное заседание. Тем не менее, он не стал злее ни по отношению к коллегам, ни по отношению к пациентам, не потерял веры в свою профессию. Даже в такой тяжелой ситуации он продолжал спокойно выполнять операции.

А еще хирург признается: сегодня студенты-медики не могут получить мануальные навыки. Выходя из университета, они могут знать лишь теорию, при этом ничего не умеют делать руками. Впервые на операцию они попадают уже во время прохождения ординатуры, но и там они просто наблюдают за происходящим – их действия сведены к минимуму.

По словам Казанцева, это одна из проблем медицинского образования.

«Я знаю случаи, когда первый же поход в операционную оборачивался для студента катастрофой – не все готовы к этому эмоционально и физически. Операция может длиться часами. Потом врач еще должен остаться на дежурство».

Хирург отмечает: идя в медицину, нужно понимать, что больших денег, работая врачом, не заработать. Поэтому из огромного потока абитуриентов и студентов в реальной медицине остаются немногие.

Что касается количества и сложности проводимых в больнице операций, количество сложных случаев только увеличивается. По словам Казанцева, это происходит по разным причинам:

«Бывает, что беременные не могут вовремя встать на учет, если, например, женщина живет далеко от больницы, и у нее нет денег на то, чтобы регулярно туда ездить. Социальное и экономическое положение людей за последнее время не стало лучше. А от этого зависит здоровье детей».

При этом в регионе высокая выявляемость пороков сердца. О 90% таких детей врачи, как правило, знают заранее.

А вот количество операций, которые проводятся в отделении, снижается. Это напрямую связано со снижением рождаемости. Так, если в 2016 году было выполнено 510 операций на сердце, то в 2017-м — 470. В 2018 году их было проведено уже 450.

Хочется пожелать Константину Казанцеву успехов в его нелегкой, но очень важной работе и поблагодарить за его добросовестность, ответственность, отзывчивость и доброту. Пусть таких врачей будет как можно больше!

Фото превью – Артем Устюжанин/E1.RU

Источник

Tags: Вёрсты. О путешествиях и достопримечательностях
Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.
Оксана Статных: Никаких сердечных приступов: мифы и реальность издательского дела в Тюмени
Татьяна Васильева: Город-сад: курганцы взялись за озеленение столицы Зауралья

Ксения Жигалова: Сделать всё, чтобы спасти: диспетчер тюменской скорой о работе в пандемию

«Сердце» тюменской скорой медицинской помощи — это диспетчерская. Здесь в круглосуточном режиме 15 человек организовывают прием вызовов, координацию и контроль выездных бригад, консультацию и дистанционную помощь до прибытия медиков. Ежедневно…
Читать далее

Олег Кобяков: История строительства детсада в селе Мальцево стала криминальной

В селе Мальцево Шадринского района Курганской области история строительства детсада на 60 мест с бассейном, которая тянется с 2017 года – приобрела криминальный характер. Даже обращение сельчан к губернатору Вадиму…
Читать далее

Олег Кобяков: Курганские дети-инвалиды вместо льгот получат разовую помощь продуктами

В то время как школьников, имеющих право на льготное питание во время особого режима по всему Уралу уже обеспечивают продуктовыми наборами и финансовыми выплатами – Губернатор Курганской области Вадим Шумков…
Читать далее
Меню