Вёрсты. О путешествиях и достопримечательностях

Екатерина Поморцева: Балет «Алиса». Репортаж из кроличьей норы

«Занимаешься танцами? Как тебя зовут?» – спросил артист мальчика лет семи, скромно протянувшего постер для автографа. Не обращая внимания на остальных желающих получить подпись, он продолжал: «А меня зовут Эрик, очень приятно». Голоса зрителей фестиваля «Dance Open», жарко обсуждавших увиденный спектакль, чуть притихли. Многие зашуршали программками и по очереди пронесся шепот: «Кот, кот! Это кот!». Уже около получаса публика покорно ждала встречи с артистами балета Дортмунда. Но танцовщик, спустившийся к зрителям, был опознан не сразу. И картина «прозрение в фойе Александринского театра» будто стала продолжением самого балета «Алиса» – балета-ребуса от Мауро Бигонцетти.

Рискну предположить, что чувство легкого недоумения во время спектакля сопровождало каждого зрителя. Организаторы заботливо нас предупредили: в основе балета – сказка Льюиса Кэррола «Алиса в стране чудес». Кажется, вспомни сюжет и дело с концом, но как бы не так. Именно от него – от сюжета – остались рожки да ножки. Балет скорее напомнил универсальный паззл, части которого можно соединять в любой последовательности. И если долго мучиться, то что-нибудь получится.

Балет "Алиса" Мауро Бигонцетти

Фото: Альба Мируэль (с официальной страницы фестиваля “DANCE OPEN”)

Пиетета перед фабулой литературного сочинения постановщик явно не испытывал. Он сгрузил в общий котел свои хореографические идеи, разрозненные ассоциации на тему чудаковатой страны, взрывоопасную музыку и сильнейший вокал от итальянского коллектива «Assurd». Бигонцетти оставил в игре почти всех персонажей, созданных английским писателем. Чем, сам того не желая, еще крепче озадачил публику. Костюмы – невзрачные лоскуты ткани, сшитые между собой на скорую руку – были однотипны. Поэтому в течение двух часов мы следили за танцами Видимо Кролика, Похоже Гусеницы и Скорее Всего Кота. Одним из немногих героев, который был узнан в первые минуты спектакля, стал Шляпник. Но и он не пощадил зал. Прошло совсем немного времени, прежде чем персонаж снял головной убор (с ноги), утратив свой главный опознавательный знак.

Мультимедийные декорации – картинки на большом экране, занявшем место задника – вносили определенную ясность. И все-таки изображения могли быть более правдоподобными, ведь прочих изысков сценографии нам не представили. Что в итоге? Зрители партера наблюдали, как рисованные интерьеры огромных залов превращают танцовщиков в лилипутов. А публика, чьи места располагались выше первого яруса, видела лишь малую часть светящегося экрана. Для них сценическое пространство выглядело совсем безрадостно. Мало освещенная, угрюмая пустота напоминала о кроличьей норе. О кроличьей норе и больше ни о чем.

Коллектив «Assurd»

Коллектив «Assurd». Фото: Альба Мируэль (с официальной страницы фестиваля “DANCE OPEN”)

Обилие неопознанных танцующих объектов подтолкнуло к решению прекратить разгадывать шарады постановщика и просто слушать музыку. Артисты ансамбля «Assurd» работали наравне с балетными – прямо на сцене. Грим и одежда музыкантов поддерживали общую идею легкого безумия. А сама музыка была, как говорится, живее всех живых. И большая часть публики получила удовольствие от заводного, зашкаливающего южно-итальянского фольклора. Балетные артисты работали весьма технично. Насыщенная хореографическая мысль постановщика другого и не подразумевала. Но музыкальные яства в этот вечер оказались привлекательнее. «Д-да! – подумала Алиса. -Видала я котов без улыбок, но улыбка без кота! Такого я в жизни еще не встречала». Также думала и я, осознав, что музыка спектакля захватывает куда сильнее нежели сам балет. Во втором действии даже главная героиня нарушила негласное правило танцовщиц и запела.

Кстати, о главной героине. Свою Алису Бигонцетти хотел снабдить «двойным дном». Если помните, в сказке Кэрролла она то становилась великаншей, то уменьшалась до размера наперстка. А насущные проблемы менялись так же быстро, как и рост. Бигонцетти не стал кормить грибами или поить эликсиром и без того танцующую девочку. В надежде показать метаморфозы, он выпустил на сцену сразу двух Алис: маленькую и побольше. Оправданность приема, в данном случае, вызывала вопросы. Отличия между повадками и пластикой Алис были не слишком очевидны. Какая у них разница в возрасте, и есть ли она вообще, оставалось только гадать. Обе последовали за Кроликом, обе ходили на прием к Королеве и, до определенного момента, были неразлучны. Ближе к концу спектакля на сцене появились эмбрионы-близнецы.

Обритая наголо экстравагантная Королева торжественно разрезала связывающую их пуповину. Было ли это знамением начала новой, свободной, взрослой жизни и для главных героинь? Это знает только сам Мауро Бигонцетти. О чем хотел сказать нам хореограф? О том, что нужно исследовать свой внутренний мир и принять себя такой, какая есть? О том, что не стоит застревать в детских мечтаниях и смело идти навстречу взрослой жизни? Каждый зритель ответил на этот вопрос самостоятельно. Для меня же балет «Алиса» так и остался спектаклем-ребусом.

Балет "Алиса" Мауро Бигонцетти

Фото: Альба Мируэль (с официальной страницы фестиваля “DANCE OPEN”)

Источник

Tags: Вёрсты. О путешествиях и достопримечательностях
Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.
Татьяна Васильева: Город-сад: курганцы взялись за озеленение столицы Зауралья
Татьяна Васильева: «Курганстальмост»: от БАМа до Европы. Предприятие отмечает юбилей

Ника Мужиковская: В Ямальском колледже откроют новые практические мастерские

В начале 2020 года в Ямальском многопрофильном колледже открылись уникальные не только для округа, но и для всего Урала образовательные мастерские. Их отличительной особенностью является нацеленность на практическую подготовку студентов…
Читать далее

Ника Мужиковская: Ямальский колледж не отпустил в тундру студентов из числа КМНС на карантин

Ямальский многопрофильный колледж в Салехарде, как и все образовательные учреждения страны, перешёл на дистанционное обучение. В нём проходят обучение не только местные студенты, но и юные представители коренных малочисленных народов…
Читать далее

Ника Мужиковская: Павел Субботин: «Коллективу «Сыра-сэв» уходить в сугубо этнику нельзя»

Три года назад Павел Субботин вместе с женой перебрался из тёплого Краснодарского края в столицу Ямала Салехард. Его не испугала холодная погода, ведь он ехал прежде всего за идеей –…
Читать далее
Меню