Вёрсты. О путешествиях и достопримечательностях

Татьяна Васильева: Курганский кооператор выступил против местной оппозиции

Работа Союза Сибирских Маслодельных артелей успешно продвигалась. Количество артелей, несмотря на все происки недоброжелателей и вредителей, неуклонно увеличивалось. Союз Сибирских маслодельных артелей начинает экспортировать за границу не только сливочное масло, но и другие продукты сельского хозяйства.

Александр Николаевич Балакшин. н. ХХ в.

Как писала «Народная газета» в 1913 году: «В Петербурге происходило совещание с участием приехавших из Лондона: председателя «Юниона» Александра Николаевича Балакшина и директора этого же общества Баруха. На совещании был подробно разработан план работ на 1914 год и решено организовать сбыт за границу из Сибири кроме масла других продуктов сельского хозяйства. Решено также реорганизовать Берлинскую контору Юниона…».

По сведениям, полученным из главного Управления железных дорог и опубликованных в «Народной газете», количество масла, перевезенного по Сибирской железной дороге в западном направлении в 1913 году через станцию Сибирской железной дороги – Челябинск исчислялось: 4.827.564 пудов, против 4.455.901 пудов в 1912 году, что показывало увеличение на 7,5 %.

В 1912 году отправка масла значительно возросла и в Российские, на тот момент, города: Ригу, Виндаву, Ревель. Отправки масла в Ригу увеличились на 29.097 пудов, или на 13%, в Виндаву (нынешний Вентспилс) – на 78.518 пудов, в Ревель (Таллин) на 40.000 пудов. Непосредственно, за границу на 49.000 пудов или на 51%. Особенно сильно увеличились поставки в Новый Порт, выросшие на 191.180 пуд. Также увеличились отправки масла в Москву и вообще на внутренние рынки. В Москву отправки возросли на 15.719 пудов, или на 29%, а в прочие Российские города на 108.036 пудов, или на 70%. При этом немного сократилась поставка масла в Санкт – Петербург.

Пока Александр Николаевич работал на благо Сибири и всей России, в Тобольск из Кургана поступали доносы не только о его противоправительственной деятельности, но и о присвоении семейством Балакшиных сумм, отпускаемых для нужд Организации. Писали, что Александр Николаевич: «…получает безотчетно разъездных 1000 рублей в год и с отчетом 1300 рублей на канцелярские расходы и содержание лаборатории. Сын Балакшина Андрей Александрович получает содержание в указанной Организации 1250 рублей в год. Однако, все эти суммы были сразу же оговорены в смете Организации еще в год ее возникновения». Чего, вероятно, жалобщики не знали. Заведующий Бийской конторой ССМА Н.П. Сорокин, обвинил главную контору в укрытии денег.

Кроме этого, с началом Первой Мировой войны начались трудности с перевозкой масла. Железнодорожные службы стали переходить на военные перевозки. Партии масла, находившиеся в пути, сгружались на платформы и продавались за бесценок.

В 1914 году произошло крушение масляного поезда, что принесло большие убытки маслоделам. В ночь со 2 на 3 июня 1914 года недалеко от Омска, вследствие расширения пути, с рельсов сошло девять вагонов – ледников с маслом. Из масла, по словам очевидцев, получилась каша.

«Дело с транспортом масла обстоит в настоящее время очень незавидно. У экспортеров лежит в подвалах до 66 тысяч пудов», – писала «Народная газета». За день до начала Первой мировой войны Союз Сибирских маслодельных артелей лишился кредита Англии и частично Германии, что повлекло свертывание торговых операций. Среди маслоделов наступила паника.

Чем не преминули воспользоваться оппоненты Балакшина, пытаясь всячески опорочить его деятельность. Пока Николай Лукич Скалозубов занимал должность правительственного губернского агронома, Балакшин чувствовал его поддержку, но с его уходом Александр Николаевич встретил жесткое противодействие в лице местных оппозиционных сил.

В Кургане даже образовалось некое учреждение под названием «Бюро оппозиции Союза Сибирских маслодельных артелей» под руководством секретаря курганского биржевого комитета А.С. Флоринского.

Противники Союза не затихали и подключили к травле курганскую прессу. Вот, что пишет газета «Курганский вестник», которая печаталась в частной типографии Алексея Ивановича Кочешева, в 1913 году:

«При организации артелей и артельных лавок организаторы Союза с успехом применили способ воздействия, в виде неустойки, но, настал момент, когда это средство, казалось бы, столь радикальное, отказалось помогать – мужики побежали из Союза. Хоть и тонко знают господа Балакшины и Грудзинские мужицкую психологию, но, может настать день, когда и эти тонкие познания могут не помочь.  Мы констатируем факт бегства, которого не могли предотвратить даже 500-рублевые неустойки. А там, кому нужно, пусть решают, кто прав: бегущие ли из Союза артельщики, мотивирующие уход невыгодностью продавать масло через Союз, или заправилы Союза, утверждающие выгодность Союза для крестьян».

В № 49 «Курганского вестника» за 1913 год была помещена заметка о выходе шести артелей в мае и первой половине июня из Союза сибирских маслодельных артелей: «Мелкий, на первый взгляд факт, на самом деле имеет громадное значение, тем более, что артели вышли из Союза практически одновременно, две из этих артелей состояли в Союзе, практически со дня возникновения его. Свой уход из Союза доверенные артелей объясняют тем, что продажа масла экспортерам более выгодна, чем через Союз. Над фактом выхода артелей из Союза следует глубоко призадуматься руководителям Союза, так как случаи бегства артелей могут оказаться не единичными и привести к роковым для Союза последствиям, ведь пример заразителен».

«Еще недавно господин Грудзинский в письме в редакцию газеты «Курганский вестник» утверждал, что члены Союза в количестве 200.000 человек имеют свои головы на плечах и могут рассуждать своим собственным умом и приходить к выводу, что им выгодно. Интересно бы знать, какого мнения теперь Грудзинский об этих способностях крестьян, бегущих из Союза. Чтобы спасти положение Грудзинскому ничего больше не остается, как объявить этих несколько тысяч крестьян умственно ненормальными. Конечно, господин Грудзинский свалит всю вину на «агитацию» экспортеров и «враждебную» Союзу печать. Всем известно, что уйти из Союза не легко, чтобы уйти из него нужно уплатить 500-рублевую неустойку, а мужик знает цену деньгам, и 500 рублей, даже для артели большие деньги, однако даже большие деньги не удержали артелей». Такой же позиции придерживалась газета «Курганское слово», также печатавшаяся в типографии А.И. Кочешева.

«Народная газета» отвечала на эти обвинения: «Недавно курганская газетка «Курганское Слово» изобразила, выпущенное Союзом обращение к несоюзным артелям с призывом к объединению в рядах Союза чуть ли не в виде призыва к погромам. При этом господин Кочешев и его малограмотные «человеки» не остановились перед тем, что, в силу «независящих обстоятельств», мы лишены возможности в настоящее время возразить им по существу.  Приличные издания в тех случаях, где примешиваются эти «независящие обстоятельства», обыкновенно, воздерживаются от нападок, и, только господа Кочешевы и его «зауральские человеки» лягаются».

Все эти бесконечные нападки и склоки очень утомили Александра Николаевича, ему на тот момент был уже 71 год, он решает снять с себя все полномочия по заведованию Союзом и передать их своему старшему сыну Андрею.

Андрей Александрович Балакшин (слева). 1914 г.

Из книги В.А. Плющева «Белые лебеди»: «Я уже старик и утомился не столько работой, сколько бесконечными нареканиями, которые сыплются на меня не только от конкурентов Союза, от разных Сокульских, но даже от моих сотрудников. Я уже думаю уйти из Союза… Мне больно, что мы сами рубим сук, на котором сидим…  Мне дорог Союз, потому что я создавал и мучился за него…». В ответ на это Сорокин, заведующий Бийской конторой ССМА написал: «…Согласитесь, что время для ухода самое неподходящее. Во что бы то ни стало, Вы должны еще приехать сюда и протянуть хотя бы до августа.  Но, если Вы уйдете сейчас, то наложите неизгладимое пятно, которое ляжет также и на Ваших детей. Все скажут, что Балакшин продал Союз, и сам сбежал за границу».

В начале мая 1913 года Балакшин все – таки слагает с себя обязанности директора ССМА, и на его место заступает Андрей Александрович Балакшин. Александр Николаевич уезжает в Лондон.

Квартира А.Н. Балакшина в Лондоне. 1915 г.

Из Англии он уже не вернулся в Россию. Под руководством А.А. Балакшина Союз Сибирских Маслодельных артелей продолжает успешно работать, но в начале ноября 1918 года сворачивает свои дела и начинает эвакуировать учреждения правления Союза из Кургана в Омск. В городе оставалась только типография «Народной газеты».

Фото превью: кадр передачи телекомпании “Стелла” | Ялуторовск

Источник

Tags: Вёрсты. О путешествиях и достопримечательностях
Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.
Татьяна Васильева: Великий кооператор. 175 лет со Дня рождения Александра Балакшина
Ника Мужиковская: В Екатеринбурге из госпиталя на Виз-бульваре сделали арт-объект

Ника Мужиковская: В Ямальском колледже откроют новые практические мастерские

В начале 2020 года в Ямальском многопрофильном колледже открылись уникальные не только для округа, но и для всего Урала образовательные мастерские. Их отличительной особенностью является нацеленность на практическую подготовку студентов…
Читать далее

Ника Мужиковская: Ямальский колледж не отпустил в тундру студентов из числа КМНС на карантин

Ямальский многопрофильный колледж в Салехарде, как и все образовательные учреждения страны, перешёл на дистанционное обучение. В нём проходят обучение не только местные студенты, но и юные представители коренных малочисленных народов…
Читать далее

Ника Мужиковская: Павел Субботин: «Коллективу «Сыра-сэв» уходить в сугубо этнику нельзя»

Три года назад Павел Субботин вместе с женой перебрался из тёплого Краснодарского края в столицу Ямала Салехард. Его не испугала холодная погода, ведь он ехал прежде всего за идеей –…
Читать далее
Меню