Уральцы. Судьбы

Татьяна Васильева: В Кургане расквартированы тысячи австрийских военнопленных

Какие события происходили в Кургане сто лет назад можно узнать, изучая старые городские газеты. Первая мировая война, начавшаяся в 1914 году, внесла свои коррективы в жизнь нашего города. Помимо мобилизации, которая длилась все годы войны, в Курган начинают поступать военнопленные, для которых, собственно, не было никаких помещений.

Начиная с сентября 1914 года в Курган прибывают первые военнопленные. В сентябре – октябре в Курган для расквартирования прибыли 3025 военнопленных. В числе пленных были 25 офицеров, остальные – нижние чины австрийской армии. Для расквартирования Управой были назначены следующие помещения: Саманный дом, электро-театр «Прогресс», Общественное собрание, гостиница Баранова, дома Бакиновых, Торопова, Дунаева и Корнильцевых.

Условия жизни русских пленных в Австрии и Германии, и пленных австрийцев и немцев в Кургане «несколько» отличались.

Вот какие факты приводят курганские газеты: «Один из наших пленных в Восточной Пруссии, с которым обращались отвратительно – морили голодом и холодом, с отчаяния решился бежать, но был пойман. Наказание ему придумали ужасное: на шею надели железный ошейник, приковали на железной цепи в собачьей конуре, где он должен был жить и спать, а два раза в день ему приносили пищу в собачьей миске».

«В деревне Песьяной Камышевской волости лежит на смертном одре, возвратившийся из австрийского плена солдатик Федор Кузьмич Егоров 24 лет. В плену он был в Австрии в лагере Клейнмюнхен. По его словам, австрийцы жестоко обращаются с русскими пленными, которым приходится терпеть сильные муки физические, становящиеся невыносимыми при нравственных страданиях. Кормят плохо. Не помнит он, чтобы хоть раз досыта наелся. Свойства пищи такие, что здесь не будут есть эту пищу и свиньи. Хлеб из крупной несеяной кукурузной муки, с примесью толченого каштана. Когда же пленные заявляют неудовольствие, их вешают вниз головой в наказание. Рассказывал, как австрийцы пахали на них, понужая плетью, сеяли картофель. Когда он и его товарищи по несчастью от голода и мучений заболели чахоткой, то австрийские власти поспешили обменять их на здоровых австрийцев, находившихся в плену у нас. Он благодарит Бога, что умрет дома и похоронен будет на родной земле».

Как жилось и чем занимались в Кургане военнопленные. В 1917 году газета «Курганское свободное слово» писала: «Оказывается городская Управа платит за 30 человек пленных офицеров более 200 рублей, что для города не особенно выгодно. Кроме того, было сказано о тех удобствах, которыми пленных окружили гостеприимные хозяйки – дамы: у них и табак и папиросы были тогда, когда наш раненый, или солдатик сидели месяцами без табака, а дамы забавляют офицеров прогулками и катанием в лодках».

Кроме того, предприимчивые купцы с удовольствием брали пленных на работу, так как платить им они могли меньше, чем местным рабочим.

«31 октября на завод Сергея Балакшина пришли уволенные со службы два солдата для приискания работы и предъявили карточку с биржи труда. Член заводского комитета обратился к Балакшину, полагая, что нужно тут же военнопленных снять, а на их место поставить ищущих труда. Однако Балакшин отметил, что биржа труда для него не обязательна, а узнав от мастера, что пленные получают 2 рубля 20 копеек, а солдатам, согласно нормы, нужно будет платить 4 рубля, заметил: «Это мне не выгодно, приму, если биржа труда будет доплачивать, или заводской комитет. У меня не богадельня, война затеяна правительством, пусть оно их и содержит, а мне не нужно!»

В 1917 году Главное Управление по делам милиции и по обеспечении личной и имущественной безопасности граждан сообщало губернским, областным и городским комиссарам, что военный Министр, в силу предоставленного ему права устанавливать собственной властью изменения и дополнения в правила об отпуске военнопленных на работы, приказал: «Теперь же установить оплату вражеских военнопленных за все, без исключения виды работ, нижеследующим порядком. Из заработной платы военнопленных, которая определялась сообразно местным ценам, для каждой категории работ, на руки пленным должно выдаваться от 20 и не более 50 копеек, в зависимости от продуктивности работы, прочая же часть заработной платы, за вычетом всех расходов по содержанию пленного, должны сдаваться предприятиями в доход казны. Об этом Главное Управление по делам милиции сообщало для постановления в известность предприятий, где работали военнопленные и установления надзора за точным исполнением этого распоряжения».

В 1918 году Комиссия по делам труда, обследуя военнопленных, наткнулась на целый ряд курьезов: «На многих предприятиях военнопленные занимали места, которые смело могли заместиться имеющимися в городе безработными. Из них отмечают на мельницах господ Смолина и Бакинова, где «за отсутствием русских специалистов» военнопленные заняты не только зашиванием мешков, подтаскиванием дров и угля, но даже возят воду. В одной из торговых бань Смолинского поселка, по полученным комиссией сведениям, помещалось трое пленных. Комиссия застала там только одного, который не смог объяснить, где два остальных. И этот третий, улучив момент, скрылся. В городе, несмотря на квартирный кризис, проживают по частным квартирам военнопленные».

5 сентября 1919 года на мельнице Смолина администрация завода поставила военнопленных на каменные работы, ввиду того, что с завода ранее этого были «за ненадобностью» рассчитаны русские каменщики. Рабочие запротестовали против этого, и военнопленные были убраны.

«При всей растущей безработице необходимо точно установить сколько военнопленных и чем заняты на местных предприятиях, чтобы снять тех из них, коих можно заменить имеющимися безработными. Нам передают, что на заводе Акционерного Общества, например, имеется военнопленный на конторской должности. Может быть в городе острый недостаток конторщиков?»

После официального окончания войны с фронта начинают прибывать и русские пленные, находившиеся во вражеском плену. С 17 декабря 1918 по 9 января 1919 года из немецкого плена возвратились 623 пленных, уроженцев Курганского уезда. Земской Управой было ассигновано 50.000 рублей на оказание помощи пленным. Им выдавались кормовые по 3 рубля за каждые 30 верст, белье и вещи, пожертвованные горожанами.

Управляющий курганским уездом разослал по уезду воззвание с призывом жертвовать на нужды вернувшихся военнопленных. Крестьяне откликнулись на этот призыв. Производство сбора пожертвований взяли на себя волостные земства.

«В редакцию газеты «Земля и труд» поступило пожертвований в пользу возвратившихся пленных от группы рабочих мельницы Бакинова – 70 рублей, от 12 кадровой роты 3-го Сибирского кадрового полка – 162 рубля 47 копеек. Поименованные пожертвования были сданы в уездную земскую Управу». Кроме денег горожане жертвовали личные вещи, одежду и другие предметы.

Возвратившиеся из немецкого плена солдаты, пользовались трехмесячной отсрочкой со дня прибытия из плена домой, а потом набирались на фронт снова, теперь уже для борьбы с большевиками. Естественно, перспектива после недавнего плена вновь отправиться на фронт, солдат не радовала. «Всем известно, что по деревням немало скрывается солдат, бежавших с фронта, или даже совсем не явившихся по призыву. И, в то время, когда их братья и односельчане проливают свою кровь и отдают свои жизни за спасение Родины, эти беглецы проживают у себя дома или в ближайшем лесу. Мало того, эти преступники сидят и распространяют всякие нелепые слухи о наших поражениях, о дурных намерениях нашего правительства, о том, что при большевиках было бы лучше, – писала газета «Курганская свободная мысль».

Продолжение следует…

Источник

Tags: Уральцы. Судьбы
Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.
Татьяна Васильева: Новости из Кургана, Лейман, Кац и Гершкович, пытались избежать мобилизации
Ксения Жигалова: «Занималась втихушку от родителей»: спортсменка из Красноуфимска о боксе

Ксения Жигалова: Сделать всё, чтобы спасти: диспетчер тюменской скорой о работе в пандемию

«Сердце» тюменской скорой медицинской помощи — это диспетчерская. Здесь в круглосуточном режиме 15 человек организовывают прием вызовов, координацию и контроль выездных бригад, консультацию и дистанционную помощь до прибытия медиков. Ежедневно…
Читать далее

Олег Кобяков: История строительства детсада в селе Мальцево стала криминальной

В селе Мальцево Шадринского района Курганской области история строительства детсада на 60 мест с бассейном, которая тянется с 2017 года – приобрела криминальный характер. Даже обращение сельчан к губернатору Вадиму…
Читать далее

Олег Кобяков: Курганские дети-инвалиды вместо льгот получат разовую помощь продуктами

В то время как школьников, имеющих право на льготное питание во время особого режима по всему Уралу уже обеспечивают продуктовыми наборами и финансовыми выплатами – Губернатор Курганской области Вадим Шумков…
Читать далее
Меню