Острый вопрос

Сергей Стуков: Перезагрузка лесной отрасли буксует. Лес горит и разворовывается

Тема вырубки лесов – одна из самых горячих на Урале и в Сибири. В регионах орудуют целые группировки, рубящие под корень лесные массивы. Причем многие из лесозаготовителей действуют легально. Обширные гектары лесных насаждений им выделяет… государство.

Лесной Кодекс в 2006 году претерпел серьезные изменения. Спустя 15 лет Владимир Путин поручил разработать план декриминализации лесной отрасли. Президент признал, что на рубеже веков отечественное лесное хозяйство фактически оказалось в упадке. Леса горят, рубятся, сдаются в аренду на фоне фатального отсутствия контроля со стороны государства. Кажется, петух наконец-то клюнул, и сам президент решил навести порядок в этой сфере.

«Повсеместной практикой стали так называемые серые схемы выделения лесных участков, жульничество процветало так, как никогда, расхищение просто зашкаливало, процветали хищнические, нелегальные вырубки. Конечно, ни о каком уверенном развитии, модернизации, создании новых рабочих мест, нормальном воспроизводстве лесного потенциала в таких условиях, по сути, не могло быть и речи», –  говорил Владимир Путин, предваряя широкомасштабные изменения лесной отрасли.

По словам президента, в большинстве регионов до сих пор сохраняются прежние, потребительские подходы к использованию лесных ресурсов, главенствующий принцип здесь – любой ценой взять объемы, а после хоть трава не расти. Применяются так называемые экстенсивные модели, когда вырубки в основном ведутся сплошным способом, причем зачастую на низком технологическом уровне, если не сказать варварски, и полностью игнорируется задача восстановления лесов.

Владимир Путин поставил перед правительством задачи, которые должны будут решены уже к концу 2022 года. Это и запрет на вывоз «кругляка» за границу, и адекватная работа информационной системы лесного комплекса, и перенастройка таможни, чтобы под видом пилооматериалов не экспортировался «кругляк».

Лесовоз

Фото: Сергей Стуков © ИА «Уральский меридиан»

Задавить бардак бюрократией и тотальным контролем

Ждет ли нас в ближайшее время лесоустройство по-новому? Как будет работать план декриминализации лесной отрасли? Об этом рассказал Алексей Ярошенко, руководитель лесной программы Гринпис России.

«По большому счету, план представляет собой коллекцию “лесных хотелок” правительства, минприроды и Рослесхоза, собранных за несколько последних лет (впрочем, есть в плане и очень старые “хотелки”, даже из девяностых – например, насчет запрета на самовольное пребывание в лесах с лесозаготовительной и лесовозной техникой). Но в целом общую идею плана можно выразить короткой фразой: «Задавить бардак бюрократией и тотальным контролем».

По словам Ярошенко, некоторые предложения откровенно напоминают старый советский анекдот про речь председателя на заседании колхоза: «В позапрошлом году мы посеяли сто гектаров зерновых – все сожрал проклятый долгоносик; в прошлом году мы посеяли двести гектаров зерновых –и опять все сожрал проклятый долгоносик; в нынешнем году мы посеем четыреста гектаров зерновых – пусть проклятый долгоносик подавится!».

«Зелёный щит» разбирают на инвестпроекты

Самое отвратительное последствие реформирования лесной отрасли в середине нулевых, которое сегодня нарастает как снежный ком – рубка лесов за заборами жителей. На примере Берёзовского лесничества Свердловской области можно сказать, что таких горячих точек – десятки каждый год. Рубят лес сплошняком не где-то в глубинке, а рядом с населенными пунктами.

Остановить вырубки за забором получается только с помощью массовых протестов жителей. Так, пару лет назад березовчане отстояли вырубку ТРЕТИ всех лесов Берёзовского лесничества в рамках приоритетного инвестиционного проекта. Площадь Берёзовского лесничества составляет 138 тысяч гектаров. Из нее земли, покрытые лесной растительностью – 118 тысяч (85,4%). Следовательно, рубке должно было подлежать каждый третий (!) квадратный метр леса – почти 40 тысяч гектаров.

Но после грандиозной шумихи свердловские власти и инвестор достигли договоренности о сохранении зеленого пояса вокруг Берёзовского и Екатеринбурга, вырубка была отодвинута подальше от городов и деревень.

Леса вокруг столицы Урала выполняют естественную защитную функцию. В регионе сосредоточено большое количество промышленных предприятий, которые ежедневно выбрасывают тонны вредных веществ в атмосферу. От загрязнений особенно страдают жители Екатеринбурга и городов-спутников – Верхней Пышмы, Берёзовского, Арамиля, Среднеуральска. Из года в год Средний Урал плетется в “хвостах” всевозможных экологических рейтингов по загрязнению воздуха, почвы и водоемов.

Кроме пришлых инвесторов и местных арендаторов, леса рубят еще и «свои». Увидеть количество снесенного под корень леса можно в автоматизированной информационной системе учета древесины и сделок с ней (ЛЕСГАИС). Примером «своих» является «Авиалесохрана», которой департамент лесного хозяйства Свердловской области выделяет несколько десятков тысяч кубометров лесных насаждений. Не только для санитарных рубок, но и сплошных.

Валка леса, рубка леса

Фото: Сергей Стуков © ИА «Уральский меридиан»

Зелёный пояс никого не спас

Закон о лесопарковых зеленых поясах, принятый несколько лет назад для спасения лесных массивов вокруг населенных пунктов, оказался пустышкой.

Закон декларировал главную задачу – остановить вырубку лесов вокруг городов. Руководитель лесной программы Гринпис России Алексей Ярошенко изначально не верил в благие намерения законодателей.

«Законопроект предполагал, что будет создана некая компактная сплошная зона, включающая в себя по максимуму все природные территории, то есть леса, нелесные природные территории, водные объекты, а в итоге закон предусматривает включение только лесов. Думаю, что эта история примерно из той же серии, что и так называемая лесная амнистия, то есть попытка любым способом, который бы внешне выглядел более или менее благородно, легализовать распил лесных земель».

По словам Ярошенко, из-за множества ограничений и мутности процедур создать лесопарковый зеленый пояс сколько-нибудь осмысленной конфигурации вокруг города в рамках этого закона невозможно.

В Екатеринбурге, например, в зеленый пояс включили существующие лесопарки, у которых уже был статус особо охраняемых природных территорий. Ничего нового в плане защиты у этих территорий не появилось.

А пока законодатели без каких-то особых успехов пытаются декриминализировать лесную отрасль, жители пытаются самостоятельно отстаивать свои права на благоприятную окружающую среду – спасают лес от пожаров и лесорубов.

Следите за новостями ИА «Уральский меридиан» в нашем ТГ-канале.

Фото превью: Сергей Стуков © ИА «Уральский меридиан»

Источник

Tags: Острый вопрос
Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.
Сергей Стуков: Сезон пожаров. Почему в жару не стоит ходить в лес
Сергей Стуков: Лесопожарная ложь. Почему горят Урал и Сибирь?

Катерина Быкова: В Екатеринбурге на доме-памятнике потрескавшиеся шары напугали жителей

В Екатеринбурге на доме-памятнике на Верх-Исетском бульваре, 18 потрескались архитектурные шары, об этом ИА «Уральский меридиан» рассказали читатели. По словам наблюдателей, на крыше дома имеется лепнина в виде шаров. В последнее время…
Читать далее

Катерина Быкова: Почему одинокому родителю могут отказать в пособии от 8 до 17 лет?

С 1 июля уральцы начали подавать заявления на пособия для одиноких родителей по 151 Федеральному закону*. Самыми частыми причинами отказа, как отметили наши читатели, оказались наличие двух машин и отсутствие…
Читать далее

Сергей Стуков: Лесопожарная ложь. Почему горят Урал и Сибирь?

Ежегодно в России сгорает десятки миллионов гектаров земли и леса. Горят осушенные торфяные болота, лесные массивы и поля с сухой травой. При этом 90% природных пожаров связаны с деятельностью человека.…
Читать далее
Меню