Вёрсты. О путешествиях и достопримечательностях

Гертруда Тиунова: Как свердловская бюрократия ценности культурные уничтожает…

Уральский “Эрмитаж”…Именно так я бы назвала то место, где мне совсем недавно удалось побывать с моими коллегами. Казалось бы, что за Ирбит? Провинция, глушь… Да я и сама из провинции, представление имею. Оказалось, не имею. Даже в Перми, да что там Пермь… В Екатеринбурге нет таких уникальных вещей, которые я, собственно, видела своими глазами в Ирбитском музее. Конечно, по итогам поездки одним материалом “отчитаться” невозможно. Здесь можно рассказать о самом Валерии Карпове, директоре музея, об уникальности коллекции, о сенсации 2012, когда ирбитский Рубенс был признан подлинником, об ИГМИИ, как явлении.
Я расскажу вам о том, как это самое “явление” переживает худшие свои времена, на что существует, какие проблемы имеет. А проблемы есть. Отсюда три вопроса. Почему признанный центр музейного дела, в котором хранятся подлинные шедевры мирового уровня столкнулся с такими глобальными, не побоюсь этого слова, проблемами? Как решить эти проблемы? Кто виноват и что делать? На последний вопрос ответ уже напрашивается.


В составе ИГМИИ три музейных объекта: «Музей Уральского Искусства» – единственный на Урале и в России музей конкретно регионального искусства с постоянной экспозицией, расположенный в памятнике архитектуры 1880 года «Дом купцов Казанцевых»; «Музей Гравюры и Рисунка», расположенный в памятнике архитектуры 1879 года «Торговый ряд Ирбитской ярмарки» – на сегодняшний день единственный в России специализированный музей истории графики с постоянной экспозицией гравюры от второй половины 15 до начала 21 века… и Музейно-выставочный информационно-образовательный центр ИГМИИ, размещенный в современном здании… Там хранится к примеру полное собрание(90) портретов Ганса Гольбейна, гравированных Франческо Бартолоцци, которое, кстати, было отпечатано в 1800 году всего в 6(!) экземплярах на весь земной шар. В каком музее России, кроме Эрмитажа, увидишь зал Питера Рубенса или Антониса Ван Дейка? Целую коллекцию Жака Калло ? А полный комплект (53) авторских ксилографий Ганса Гольбейна иллюстрирующих книгу «Пляски смерти» чего стоит? Это по факту единственный экземпляр у нас в стране! Где мы еще увидим подлинные литографии Сальватора Дали?, офорты Огюста Ренуара собственной персоной? Ко всему прочему можно добавить подлинного Леонардо да Винчи, Луку Лейденского (11 работ) и Эжена Делакруа.
Остановлюсь на невероятном открытии, которое сделало небывалую сенсацию в культуре не только Урала, России, но и всего мира. Напомню, что в ноябре 2012 года в присутствии делегации специалистов из Эрмитажа во главе с В.Ю.Матвеевым и главным реставратором ЭрмитажаВ.А.Коробовым ирбитский Рубенс, а именно его картина “Кающаяся Мария Магдалина с сестрой Марфой”, был признан подлинником. Именно тогда Н.И. Грицай, современное светило по фламандскому искусству, подтвердила авторство великого фламандского художника и бесспорное участие в создании картины его учеников – Ван Дейка и Йорданса. Кстати, Рубенс находится теперь только в трех музеях страны – Эрмитаж, ГМИИ и Ирбитский ГМИИ… Подтвердилась подлинность и картины самого Антониса Ван Дейка (“Портрет инфанты Изабеллы“), кроме того, прошла реставрацию картина Паоло Веронезе “Принесение во храм” (Сейчас находится в запаснике). “Её еще не смотрели специалисты из Эрмитажа. Есть очень серьезные основания сомневаться, что это копия, существует версия, что это авторский фор-эскиз к знаменитому Принесению во храм, написанному Веронезе на створках органа в церкви Святого Себастьяна в Венеции. По крайней мере, после реставрации открылись очень хорошие фрагменты живописи, позволяющие усомниться в первоначальной атрибуции. Её еще предстоит внимательно изучать. Эта картина очень пострадавшая, переписанная…”, – говорит Валерий Андреевич Карпов, генеральный директор ИГМИИ.
Кстати, напомню вам, что до Ирбитского ГМИИ специализированного Музея Гравюры и Рисунка, как такового, не было вообще.


Статуя Ники Самофракийской


Гравюра дает представление о шедевре Ван Дейка, который сгорел в Берлине в феврале 1945 года во время страшной бомбардировки Берлина и Дрездена англо-американской авиацией.


Антонис Ван Дейк “Портрет инфанты Изабеллы Клары Евгении”. Подлинник.


Ксилографии Ганса Гольбейна на книгу “Пляски смерти”. Единственный экземпляр в стране.


Эстампиль «корона» – знак принадлежности листа к личной коллекции Императора Александра III


Леонардо да Винчи – единственнный в мире офорт великого гения

Совершенно уникальнейшая коллекция находится в уральской глубинке… А как она создавалась? Говоря условно – потом и кровью. Заслуга создания такой коллекции по большому счету – личная заслуга самого Валерия Карпова. К этому человеку приезжают антиквары из Екатеринбурга с графикой за консультацией, считают самым крупным специалистом в этой области на Урале. Я не буду перечислять количество достижений и званий Валерия Андреевича. Из них можно составить довольно приличный список. Чтобы создать уникальный специализированный музей гравюры и рисунка , надо было найти тот самый свет, который необходим, дабы сделать в целом постоянную (несменяемую) экспозицию графики, сохранив ретроспекцию. Проблем было море. Но как же может отступить человек, идущий к своей мечте?
“Нам удалось это сделать. Мы нашли немецкую фирму Zumtobel… В 2009г. эта фирма пригласила меня в Дрезден, там я увидел тот самый свет – это диодные микросветильники, которые полностью исключают ультрафиолет и инфракрасное излучение. В 2013 – начале 2014г. мы установили этот свет”,- говорит Валерий Андреевич.

Не знаю, понимает ли Министерство культуры Свердловской области ценность всего, что находится в ИГМИИ, ценность самого музея, расценивает ли как достояние культуры не только областного, но и всероссийского значения. Судя по всему, нет. И вот почему…
После перевода из казенного типа учреждений в бюджетный тип министр культуры Свердловской области П. В. Креков настоял и на изменении устава музея. Допускаю, что изменились бы некие положения, касающиеся финансирования (этого было бы не избежать), но когда из текста устава фактически убирают целую главу – “Фонд музея” – это уже о чем-то говорит. Кратко: нет фонда – нет музея.

Еще с советских времен значится, что коллекции Ирбитского музея являются достоянием общероссийского значения, федеральной собственностью. Вычеркнув главу «Фонды музея» из устава тем самым министерство ликвидировало и положение о принадлежности коллекции. Как известно, фонды регламентируются законом о музеях РФ, о музейном фонде РФ. В итоге получается, что Ирбитский музейный фонд ныне не принадлежит к Государственному музейному фонду РФ. А главный распорядитель фактически – наш уважаемый министр культуры. И теперь ИГМИИ существует по ныне сформулированному уставу без главы «Фонды музея». У остальных 7 областных музеев ситуация аналогична – также исключена глава “Фонды музея”. Ставим вопрос ребром. А не нарушается ли тем самым законность?
Что должно быть записано в Уставе музея? Что за фонды, кому они принадлежат. На данный момент во всех областных (8) музеях такого нет. То есть коллекции находятся в полном распоряжении нашего Министерства культуры Свердловской области, хотя до этого коллекция считалась целиком федеральной собственностью.

Больной вопрос – финансирование. У музея долги перед коллекционерами (порядка 10 млн.), в проект бюджета подготовленный музеем, эти деньги закладывались в смету, и еще в 2014 году министр культуры П.В.Креков обещал публично эти деньги изыскать, но до сих пор этих денег не дали. А куда они делись?
На развитие библиотеки (в музее просто роскошнейшая библиотека) денег так же не выделяют, периодические издания не приобретаются по этой же причине. По сметам 2013 года, бюджет составлял почти 44 млн.рублей. На данный момент он менее 30 млн.руб. Только зарплата, неотложные коммунальные расходы и охрана… Сравните сами. Каких-либо средств на основную деятельность музея не выделено вовсе, а гос.задание вновь по количеству выставок на базах музея и на передвижках вновь увеличено.
Кстати, 11 марта этого года будет открыта интереснейшая выставка из цикла «Новые поступления. Дары музею “Мастера современного искусства. Николай Корнилов, его друзья и его коллекция”. К этому мероприятию будет издан каталог, напечатаны пригласительные билеты, афиша… На чьи средства? Догадайтесь сами. Ведь на полиграфическую деятельность у нашего Правительства Свердловской области денег так же нет. “Сейчас даже не на что заниматься передвижной выставочной деятельностью”,- говорит директор музея. Для того, чтобы организовать и перевезти в то или иное место передвижную выставку, директор заправляет автомобиль из своей зарплаты! Как вам это нравится?



Библиотека ИГМИИ

Знаете ли, уничтожить ценности, которые накапливались годами благодаря тяжелому труду людей, можно в считанные моменты. В этом нет заслуги, уважаемые (…). ЛОМАТЬ – НЕ СТРОИТЬ. Только что останется с нами потом? Что мы оставим своим потомкам? Ничего. Совсем ничего.
И задумывались ли вы когда-нибудь об этом? Судя по всему, нет. А жаль.

Фото автора; Александр Аникин msalexandr17
Для предложений: http://gerdatiun2697@mail.ru

Оригинал поста

Tags: Вёрсты. О путешествиях и достопримечательностях
Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.
Александр Аникин: Дорога к Храму. Петелинские истории.
Александр Аникин: хранители истории… От Щадра до Кокорина

Ника Мужиковская: В Ямальском колледже откроют новые практические мастерские

В начале 2020 года в Ямальском многопрофильном колледже открылись уникальные не только для округа, но и для всего Урала образовательные мастерские. Их отличительной особенностью является нацеленность на практическую подготовку студентов…
Читать далее

Ника Мужиковская: Ямальский колледж не отпустил в тундру студентов из числа КМНС на карантин

Ямальский многопрофильный колледж в Салехарде, как и все образовательные учреждения страны, перешёл на дистанционное обучение. В нём проходят обучение не только местные студенты, но и юные представители коренных малочисленных народов…
Читать далее

Ника Мужиковская: Павел Субботин: «Коллективу «Сыра-сэв» уходить в сугубо этнику нельзя»

Три года назад Павел Субботин вместе с женой перебрался из тёплого Краснодарского края в столицу Ямала Салехард. Его не испугала холодная погода, ведь он ехал прежде всего за идеей –…
Читать далее
Меню